Удмуртская свадьба

Презентация “Удмуртская свадьба”

Удмурты относились к вступлению в брак как к очень торжественному и значительному событию, определявшему всю последующую жизнь молодоженов.

Просмотр содержимого документа
«Презентация “Удмуртская свадьба”»

Отношение к семье

Удмурты относились к вступлению в брак как к очень торжественному и значительному событию, определявшему всю последующую жизнь молодоженов.

Как и все народы мира, жизнь в браке, создание семьи удмурты считали естественным состоянием человека и даже обязательным его долгом. Одиночество, бобыльство всегда осуждали неудачников жалели: “пал тури” (одинокий журавль), “пал сапег” (одинокий сапог) и т. д.

В прошлом любая молодая пара начинала свою жизнь в недрах родительской семьи, под ее опекой и контролем. Почти все исследователи второй половины XIX в. отмечали у удмуртов наличие больших семей, число членов которых превышало 10—20 человек

Семья удмуртов. С. Бураново Сарапульского уезда. Нач. XX в.

Термины свадебного ритуала

Сюан – пир в доме невесты, куда приезжала женихова родня

Бӧрысь или сюан— бӧрысь – пир в доме жениха

Все бывшие сюанчи становятся теперь сектасьёс. В северных районах этот пир называется келись (провожающий), а поезжане келисьёс (провожающие). В ряде районов, в том числе Завьяловском, Малопургинском, пир невестиной родни у жениха называют ярашон а поезжане — ярашисьёс. Южные удмурты словом ярашон называют сговор, для обозначения которого северные и центральные удмурты употребляют термины тупан, вада пуктон, нянь шорон, сур тупатон.

Казак пиос. Неженатые поезжане — молодые люди.

Тӧро. Обязательный персонаж на свадебных пирах, главный распорядитель.

Вопрос о женитьбе сына и о замужестве дочери, решался старшими членами семьи. Когда сыну исполнялось 16—17 лет, родители начинали присматривать в округе невесту. Брачный возраст для юношей колебался от 16 до 24 лет, хотя чаще женили в 18—20 лет. Невесты еще в начале века часто были старше женихов на 3—5 лет, так как родители не спешили выдавать дочерей замуж, чтобы они дольше трудились в своем хозяйстве, тогда как парней стремились женить раньше, чтобы привести в дом работницу.

Сюан в доме невесты

За несколько дней до сюана отец жениха обходил своих родственников, приглашая их на свадьбу. Нередко приглашение осуществлялось в иносказательной форме: например, он говорил, что надо готовить красивые дуги, так как предстоит ехать за красным товаром (букодэс вӧялэ, кузь сюрес вылэ ӟеч товарлы потоно).

В доме невесты накрывали прощальный стол, после чего поезжане запевали песню, требуя приданое. Приданое выносили молодые поезжане, причем жениху приходилось за все платить символический (несколько копеек) выкуп стоявшим в дверях парням-односельчанам невесты. После небольшой потасовки из дома выносили сундук, перину, подушки и всю верхнюю одежду девушки.

У удмуртов Казанской губернии в первый невеста вместе с девушками убегала на гумно, где все они прятались в овине. Поезжане жениха шли туда, и один из них говорил: “Пойду снопы выкидывать!” — после чего залезал в овин и выгонял девушек.В Завьяловской волости перед отьездом из дому молодая прощалась с домом, подворьем, животными, а затем пряталась в клети. Ее искали девушки, приехавшие на свадьбу со стороны молодого, чтобы увести в избу и нарядить в дорогу

Сюан в дом жениха

В доме жениха поезд встречали его родители и родственники, не ездившие на сюан. Две женщины вели укрытую шалью невесту в дом, при этом в некоторых районах во дворе кто-либо стрелял из ружья в воздух, «чтобы «нечистая сила» не вошла в избу».

На третий день свадьбы с утра в доме жениха на натянутую в избе веревку или шест развешивали напоказ приданое невесты: самотканые ковры, полотенца с узорными концами, ее наряды.

Встреча невесты в доме жениха

Жена бадӟым ваися с кем-либо из близких родственниц жениха наряжали молодую в женское платье — это называли вылькен изьыян, то есть надевание на молодую шапки.

Чалма у удмуртов — символ женщины.

В северных, а также в Игринском и Шарканском районах устраивали еще ӝӧккышет учкон — смотрины скатерти: на стол стелили молодушкину скатерть, а присутствующие клали на нее деньги или подарки

Начинался в доме жениха, где тӧро «учил» поезжан петь. После угощения он вел их сначала к себе, затем поочередно ко всем остальным родственникам — участникам свадьбы. В каждом доме им предлагалось угощение, причем поезжане всегда требовали пурысьтам бекче (буквально: заплесневелый), то есть бочонок. Вместе с хозяином лезли в подполье и выносили приготовленный для этого бочонок кумышки или кадку меда. При выносе все кричали «берекет, берекет!» – пожелание благополучия, достатка. Содержимое «продавал» за деньги кто-либо из поезжан.

Перед отъездом домой поезжане прощались с невестой, жалели ее за то, что она остается в чужом доме. Непременно доводили ее до слез, так как считалось, что, чем больше у нее будет слез на свадьбе, тем меньше якобы их будет в последующей жизни. В доме невесты их встречали ее родители. Поезжане, так же как и сюанчи, отчитывались перед ними о своей поездке. На этом свадебный пир завершался, но весь ритуал свадьбы не считался еще законченным

Через неделю после ярашона родители новобрачной, пригласив двух-трех родственников, ехали к дочери посмотреть на ее житье в новом месте — обычай адскон (свидание)

В Завьяловском районе первый визит родителей новобрачной к дочери носил название бер сюан, то есть поздняя свадьба. На бер сюан они отправлялись примерно через неделю после ярашона, пригласив с собой около 10 родственников пожилого возраста, не ездивших на свадьбу. Родители жениха делали ответный визит. На бер сюане гости пели соответствующие свадебные песни.

За приданым ездили сами молодые, родители мужа и 3-4 родственника. После увоза всего приданого весь цикл обрядов, связанных со свадьбой считался завершенным

Молодуха в головном покрывале сюлок. Глазовский уезд, дер.Гулекшур. 1906 г.

Женская прическа “чузырет”. 1907 г.

Удмуртки д.Покровский-Урустамак, ныне Бавлинского района Татарстана. Снимок начала XX в.

Свадебный обряд сюан кукморских удмуртов

С вадебный обряд сюан кукморских удмуртов, проживающих в Республике Татарстан, – многоэтапное действо, продолжающееся около года. Ритуал включает в себя сватовство, сговор и собственно свадьбу, которая делится на две части.

Первая часть свадьбы включает в себя приезд свадебного поезда, обед в доме невесты, ее увоз в дом жениха и смену девичьего головного убора на свадебный, состоящий из ашъяна и платка сюлык. Эта часть обряда строго регламентирована по времени и может проходить только в период от Петрова дня до летнего праздника иконы Казанской Божьей Матери (21 июля).

Через 1–6 месяцев совершается обряд снятия платка, после которого молодушка возвращается жить к родителям. Вторая – основная – часть свадьбы связана с масленицей, когда главный свадебный пир проходит сначала в доме невесты, а после ее увоза – у жениха.

Свадебный обряд сюан кукморских удмуртов, проживающих в Республике Татарстан, – многоэтапное действо, продолжающееся около года.

Сватовство. Невесту идет сватать родственник жениха азь ветлись (‘впереди идущий’). После долгих уговоров родители невесты дают согласие на брак и спрашивают мнение дочери. Если невеста согласна, то дарит свату небольшой подарок.

Сговор . Проходит перед Петровым днем. Отец и родственники жениха едут к родным невесты договариваться о калыме. Достигнув соглашения, организуют небольшое застолье, во время которого поют песни на гостевой напев.

Первая – летняя – часть свадьбы . Свадебными чинами на свадьбе являются: сватун азь ветлись, старший дружка быдзым казак, молодые друзья и родственники жениха казак пиос ‘парни-казаки’ и казак нылъёс ‘девушки-казачки’.

Прежде чем ехать за невестой, родственники жениха молятся перед домашней куалой (культовой постройкой во дворе дома), а также поминают предков дома. Для этого в корытце, поставленное перед печкой, кладут кусочки хлеба и льют туда кумышку – национальный алкогольный напиток удмуртов. Приехав в деревню невесты, вначале идут в дом сватуна, где участников поезда угощают только кашей, потом направляются к невесте. В ее доме на столе стоит чаша с маслом. Сватун кладет масло на куски хлеба и раздает всем с благопожеланиями невесте. Начинается застолье, на котором поют гостевые песни. Когда подают последнее блюдо – кашу с мясом, все встают и молятся. Затем гости ходят по домам родственников невесты и соседям, где их угощают.

Вечером свадебщики возвращаются в дом невесты. Покрытую шалью невесту выводят к гостям. От ее имени женщины невестиного рода раздают подарки поезжанам. Потом невесту отводят в женскую половину избы. Братья невесты подходят к ней и на коленях поют ей песни «в знак благодарности». Гости пируют за столом. По окончании пира невесту водят по двору, заводят в куалу, обходят с нею три раза вокруг телеги с лошадьми, после чего сажают на повозку. Немного отъехав от дома невесты, железным ножом проводят черту по земле, тем самым отделяя поезжан от остающихся в доме невесты ее родственников.

У дома жениха невесте под ноги кладут холст. Поезжане и встречающие молодых родственники жениха молятся с хлебом и маслом. Свекровь приподнимает холст, на котором стоит невеста, и выковыривает из-под него землю или чертит на земле крест, чтобы ведун не испортил невесту. На невесту надевают свадебный головной убор ашъян, сверху обшитый бахромой, которая полностью закрывает лицо невесты. Поверх ашъяна накидывают платок сюлык. После этого невесту уводят в клеть.

Одна из женщин переодевается молодушкой и три раза заходит в дом с пляской. Ее спрашивают «Чья эта свадьба?», и она называет имя жениха. Потом на свадебный пир зовут соседей. Перед трапезой молятся. Невесту выводят из клети и обносят всех гостей, начиная с отца жениха, водкой, становясь на колени. После пира жених с невестой отправляются в клеть, а молодежь стелет постель и от имени молодых молится, употребляя самые непристойные выражения.

Через 1–6 месяцев совершают обряд снимания платка сюлык коскон, на который зовут музыканта (скрипача, гусляра или гармониста). Невеста готовит специальное блюдо: лапшу и мелкие пельмени с самой разной начинкой (мукой, солью, перцем, горохом, конопляным семенем т.д.). Собираются все родственники. Молодушка в ашьяне стоит между печью и стеной. Будущий дружка под музыку снимает с нее свадебный ашьян, надевает на себя и пляшет, трижды подходя к распорядителю пира тöр пукись и его жене за угощением. Затем снова надевает свадебный ашьян на невесту, забирает у нее другой – женский – ашъян, бахрома которого закрывает только лоб, и уносит его домой. На следующий день дружка возвращает его молодушке.

После осеннего праздника иконы Казанской Божьей Матери созывают гостей на обед, на котором поминают предков. По окончании обеда невесту увозят домой к родителям, где она остается до зимней свадьбы. Там невеста снимает ашъян и ходит в платке, но уже не в такъе (девичьей шапочке). До второй свадьбы она продолжает жить девичьей жизнью, пользуясь полной свободой.

На масленицу проводят вторую – основную – свадьбу . Вначале проходит свадебный пир сюан в доме невесты, который продолжается четыре дня. Поезжане, как и во время первой свадьбы, вначале заезжают к сватуну, и только потом направляются в дом невесты. Во дворе разводят огонь, причем запаливают его от огня, который старший дружка быдзым казак покупает у соседей, давая им за огонь мелкую монету. Родственники невесты выносят поезжанам масло и хлеб на двор, где все вместе молятся, обратившись к югу. Затем заходят в дом и после молитвы угощаются кашей и кумышкой. На пиру специальный напев сюан сям первым начинает петь сватун, все подхватывают. Молодушка на пиру не присутствует, а сидит у соседей. Дружка с хлебом и маслом в сопровождении друзей идет к ней. Всю дорогу они поют напев сюан сям. Зайдя к соседям, дружка с друзьями приглашают невесту на пир, исполняя песню «Здесь ли наш цветок? Без цветка веселья нет». Вернувшись домой, невеста угощает свекра и всех остальных кумышкой, вставая на колени.

На второй день пир продолжается. На третий младший дружка покчи казак берет прялку кубо модос и со всеми гостями обходит дома родственников, где молодые девушки или хозяева привязывают к прялке ленточки. Ночью в доме невесты устраивают шутки: к ногам гостей прицепляют старые лапти или связывают рубашки спящих рядом людей.

На четвертый день снова пируют с песнями. После обеда гости готовятся к отъезду: с песнями трижды заходят в дом и выносят перину, потом привязывают младшего дружку к столбу и заставляют его выпить кумышки. Он песней просит андан сталь (=кабацкую водку). Опять трижды заходят в дом и выводят молодушку, затем трижды обводят ее вокруг саней. Отъехав, ножиком чертят черту на снегу.

В доме жениха пир продолжается, только поют уже гостевые песни. Невеста раздает подарки. На другой день невеста идет к роднику, чтобы принести воды. В этот же день обходят дома родных и соседей, а вечером собираются у жениха.

В настоящее время свадьбу у удмуртов празднуют иначе. Невесту «крадут», договариваясь об этом заранее. Ее забирают из родительского дома и увозят к жениху, в доме которого собирается молодежь. Невесту запирают в клети кенас, а сами устраивают гуляние юмшан с песнями и плясками. В тот же вечер в дом жениха привозят отца и мать невесты и, в случае согласия девушки на брак, родители договариваются о будущей свадьбе. На следующее утро устраивают обряд тукмась сиён. Невеста стряпает и нарезает лапшу к супу с гусиным или утиным мясом, делает небольшие пельмени чумер с самой разной начинкой: крупой, перцем, горохом и т. д. Если ей попадется чумер с маслом, она в семейной жизни будет счастлива.

Время свадьбы уже не так строго регламентировано. Однако многие базовые элементы обряда, в том числе и его музыкальное оформление, сохраняются. Свадебный пир по-прежнему проводится в доме невесты и считается главным этапом свадьбы. Здесь поют песни на специальный напев сюан сям. Второй день празднуют в доме жениха, где звучат песни на гостевой полифункциональный напев дюон сям, а также другие песни.

Удмуртская свадьба

Свадебные традиции удмуртов

Удмуртская свадьба, которой, как правило, предшествовал сложный ритуал сватовства, во время которого как родители невесты, так и сама невеста могли выразить свое согласие или несогласие, состояла из двух частей, разделенных большими интервалами.

Если невесту увозили в дом мужа сразу после сговора – до свадебного пира, то в доме жениха происходил пир (ярашон), после чего невеста возвращалась домой и готовила приданое. После этого назначался сюан (пир в доме невесты). Если же невеста после сговора оставалась в доме родителей, тогда сначала происходил сюан, а потом ярашон. В этом случае в назначенный день свадебный поезд отправлялся в дом невесты. Жених оставался дома, за невестой ехали отец и старший брат жениха. Вначале свадебный поезд заезжал к свахе (дэмчи) и только после этого шли в дом к невесте, где их встречали лепешками. Поезжанам представляли распорядителя сюана, которому в дальнейшем все подчинялись.

После застолья начиналось пение свадебных песен и некоторое время продолжалось непрерывно. Участники поезда жениха должны были продемонстрировать знание обрядовых мелодий. Затем поезжан угощали в доме распорядителя сюана и во всех домах родственников невесты – участников свадьбы.

Далее следовал ритуал прощания невесты с родным домом. Выносили приданое, складывали в повозку. Невеста должна была ехать в повозке свахи. Жених должен откупить приданое у родственников невесты, чтобы они открыли ворота.

В доме жениха, встречавшие родственники обводили невесту вокруг лошади по солнцу три раза, во дворе освящали кашу. Мать жениха под руку вводила молодую в дом, сажала на подушку в женской половине дома. Родственники подносили ей хлеб с маслом, расплетали косу, заплетали две и укладывали вокруг головы. Мать жениха одевала ей головное полотенце замужней женщины, что ознаменовало окончание девичества.

Утром следующего дня ближайшие родственники были представлены невесте, состоялась оценка приданого. Угощать присутствующих должна была невеста, которая демонстрировала свои хозяйственные способности.

Далее вместе с молодыми родственниками новобрачная шла к роднику или реке. Бросала серебряную монетку, откупаясь перед хозяином воды. Воду принесенную молодой родственницей принимала свекровь и снова усаживала молодую на подушку.

Через несколько дней, прибывал свадебный поезд родственников невесты. Пир происходил поочередно во всех домах родственников жениха. Согласно правилам ритуала родственники невесты вели себя шумно и вызывающе. Били посуду, топали ногами, могли разобрать печь в бане, заложить дымоход. Тем самым проверялась расторопность новобрачного.

Сложный ритуал свадьбы не всегда воспроизводился полностью, допускались и сокращенные варианты, поскольку свадьба с соблюдением всех обрядов требовала больших расходов.

Литература:
1.Христолюбова Л.С. Семейные обряды удмуртов. – Ижевск 1984.
2.Удмурты: историко-этнографические очерки, — Ижевск. 1991.

Удмуртская свадьба

Собирайся народ – удмуртская свадьба идет. Жених играет на тангыре зазывную мелодию. Соблюдение вековых традиций должно принести молодоженам счастье, утверждает сотрудница республиканского национального музея имени Кузебая Герда Людмила Кузнецова: “Стараются с женихом и невестой провести те обряды, которые наполняют их жизнь смыслом и желают прожить достойную жизнь, чтобы жизнь была гладкой, ровной, чтобы был достаток и были дети”.

Вот гости украшают ситцевый полок, который жениху с невестой будет служить своеобразным шалашом и одновременно оберегом. Дальше – обряд, который символизирует превращение девушки в замужнюю женщину, невесте надевают головной убор, состоящий из нескольких частей: платка, чалмы и налобника. И, конечно же, игры, танцы и песни. Без всего этого в удмуртских деревнях и свадьба, не свадьба. “Играют свадьбы так же, играют весело, по-удмуртски, празднуют так же, угощение такое же, все так же”, – рассказывает отец невесты Николай Лапин.

И наконец – своеобразный тест для будущих родителей. Молодожены делают куклы – игрушки для долгожданных детей. Обряды пройдены, обычаи соблюдены. “Мы познакомились с обычаями, узнали много о национальных традициях”, – говорит Татьяна Чужанова. “Мы уже отходим, наше поколение, от этого. А тут какая-то память будет, что мы удмурты. Вспомнили свои обычаи и традиции”, – согласен с ней Александр Чужанов.

Впереди, долгая и счастливая семейная жизнь. А иначе и быть не может, если не забываешь традиции предков.

Видеоролик Удмуртской свадьбы

Удмуртская свадьба — традиции и обычаи

Нет ничего прекраснее рождения новой ячейки общества. И каждый народ имеет свои традиции и правила на проведение этого торжественного и радостного события. Народ Удмуртии один из немногих, кто на протяжении веков смог сохранить свою самобытность, и не раствориться в многотысячной национальной каше из огромного количества народов, народностей и племен нашей необъятной страны. Удмуртская свадьба и ее колоритность стоит описать отдельной главой.

P.S. Если Вы приглашены уже на праздник, подготовьте поздравление для молодых заранее, примеры в этой статье.

Сроки проведения

Категорически неприемлемы для удмуртов торжества в летний период. Лето посвящено полностью сельскохозяйственным работам и направлено только на полевые работы. Также невозможно удмурту жениться в нечетные дни недели (среду, пятницу и воскресенье).

Брачным сезоном удмуртов считается поздняя осень и зима. Когда все полевые и заготовительные работы закончены, и есть время на спокойную подготовку и проведение торжества.

Удмуртская свадьба по старинному обряду проводится в четыре этапа, которые занимают довольно длительный промежуток времени.

Ныл Куран. Обряд сватовства

Подбор новобрачной для сына начинался очень рано и определялся старшими родственниками. Родители жениха хотели как можно раньше заполучить в семью еще одну работницу, тогда как родственники девушек эту работницу отдавать из родительского дома не очень то и хотели. Наверное, на основании этих традиций в семьях удмуртов, как правило, мужья намного моложе жен.

Поиском подходящей девушки занимался специальный человек (дэмчи). Чаще это, конечно, была женщина. Она занималась присмотром суженной, оценивала ее как хозяйку и работницу. Присматривалась к достатку, к отношениям в родном доме будущей новобрачной между членами семьи. Выясняла всю подноготную об этом семействе и в отдельности о самой девушке. Основными качествами будущей невесты должны были стать ее трудоспособность, здоровье, легкий, не бранчливый нрав. Если родителей жениха описания дэмчи устраивали, начиналась в семействе подготовка к сватовству.

Само сватовство происходило по следующему сценарию. В оговоренное с дэмчи время, отец жениха (или в крайнем случае, мать), дэмчи и кто-либо из уважаемых родственников жениха отправлялись в дом к семье планируемой невесты. С собой отец жениха нес курительный табак. Если отец девушки принимал этот дар и хвалил, значит сватовство продолжалось своим чередом.

Первой разговаривать начинала дэмчи, стихами или велеречивыми иносказаниями. Неприличным было с первого захода давать согласие на брак, поэтому на наигранный отказ оставлялись рукавицы, чтобы через время прийти за ними повторно. И повторить иносказательную просьбу в согласии на брак.

Когда согласие со второго раза получали, будущая невеста накрывала стол с самоваром. За чаепитием уже обговаривались все нюансы свадебного торжества, выкупа за невесту(калым) и приданного, которое семья девушки даст за ней в семью жениха. Девушке право голоса не давали никогда. И только с недавних времен, и то только урбанизированные слои народа Республики, стали прислушиваться к мнению новобрачной. До сих пор мало кто идет против воли родителей.

После сватовства проводился сговор, на котором уже конкретно оговаривались размеры калыма, приданного и расходов на торжественные мероприятия. По окончанию этого ритуала будущая теща выносила каравай с маслом будущему свекру. Он обязан был положить в масло серебряные монеты. Это означало, что сватовство и сговор состоялись, и суженная отправлялась в дом к будущему мужу. Или же оставалась до бракосочетания в родительском доме, этот вопрос также оговаривался отдельно.

Подготовка к женитьбе

Основным подготовительным процессом было подготовка калыма и приданного с каждой стороны. Также отцы молодоженов лично обходили всех приглашенных и звали их на свадебное торжество. Быть званым на удмуртскую свадьбу очень почетно, это говорило об уважении приглашенного. Поэтому удмуртские свадьбы очень многочисленны, оскорбить соседа или дальнего родственника не рискнет ни один удмурт.

Сторона невесты (сюан)

Первую свадебную церемонию проводили в доме родителей девушки. Парня нарядного с дарами торжественно провожали к дому суженной. Где всю компанию во главе с дэмчи встречали у ворот с угощениями и выпивкой. Гостей из свадебного поезда именовали поезжанами, и возглавляли этот поезд семейная пара долгое время прожившая в браке, как символ и пожелания долгой семейной жизни молодым. Обязательными яствами были яичные лепешки. Гостя, который не отведал хоть кусочка лепешки, в дом не запускали. После того как все поезжане отведали угощений у ворот, начинался пир в доме невесты, где пели песни, общались, знакомились между собой родственники жениха и невесты. По окончании банкета все участники торжества обменивались дарами.

Сторона жениха (ярашон)

Следующей традицией удмуртской свадьбы считается ярашон. Его назначали заранее и проводили после свадьбы невесты. Только теперь гостями были родственники девушки во главе с дэмчи. Без дэмчи не обходится ни один из обрядов удмуртской свадьбы. Также поезжане со строны невесты проходят все стадии ритуального бракосочетания удмуртов. Единственным существенным отличием ярашона от сюана являются свадебные песни, что исполняют гости. И еще одной особенностью удмуртской свадьбы будет почти абсолютная «немота» парня и его суженной. Они почти ничего не говорят, кроме благодарственных слов и совершенно не поют. Им это категорически запрещено.

После пира в доме жениха идут по гостям к родственникам юноши, чтобы представить девушке всех сородичей в непринужденной домашней обстановке. Где суженная обращала внимание на порядки и уклад в жизни не только отдельной семьи, но и всего рода жениха в целом.

Еще одной веселой традицией удмуртской свадьбы считается переодевания, которые веселят гостей. Разыгрываются сценки и шарады. От хозяев торжества выносят бочонок с медом или своеобразным национальным яством, которое продают после того как молодые попробуют первую ложку. Купить обязан был этот бочонок кто-либо из родственников невесты.

Обязательным заключительным действом является плач будущей супруги. Чем больше слез она прольет провожая гостей и прощаясь с родителями, оставаясь в новом доме, тем счастливей и радостней будет ее новая жизнь в новой семье. Потому старались, как могли разжалобить суженную.

На этой печальной ноте все традиции удмуртской свадьбы соблюдены. Но есть еще множество после свадебных обрядов, без которых брачные узы не считаются законными браками.

Пост свадебные традиции

Новобрачная отправляется в дом юноши с приданным, но чтобы отец девушки выпустил обоз с дарами и дочерью за ворота, сначала юноша должен отдать калым. Обязательно во дворе жениха девушку три раза обводили вокруг лошади. Мать юноши лично расплетала невесте косу и переплетала их в две косы, покрывая голову чалмой. Наутро после свадебной ночи всей родне демонстрировалось приданое молодой жены.
Молодуха угощала гостей, пришедших посмотреть ее приданое. Шла на реку или колодец за водой, роняла туда серебряную денежку и набирала воду, которой потом поила всех присутствующих. Через неделю в доме молодых встречали родителей молодой жены, раньше в гости приходить им нельзя. Молодая жена ходит в гости к своим родным только в сопровождении мужа или его матери. Родственники мужа поочередно приглашают молодую семью в гости. Обещанную скотину забирают только на следующую осень после свадебных торжеств.

Вот так долго и весело проходят свадебные торжества у удмуртского народа. Соблюдение всех традиций и обычаев на удмуртской свадьбе превращает это грандиозное событие в жизни молодой семьи поистине в самое яркое воспоминание. Празднование самой женитьбы красочно и нарядно, наполнено национальным колоритом и красивыми обрядами.

Последняя свадьба удмурта.

Обмолвился я в одном посте, как побывал на языческих похоронах в удмуртской деревне. Было это 20 лет назад, я еще ребенком был. Как проходили похороны в точности не вспомню, но помню, что было очень весело! Даже веселее, чем у русской тёти на свадьбе. Слёз не было, сначала была сосредоточенная подготовка, а потом шумные и веселы проводы в “новую жизнь”. Я честно искал информацию по похоронам, но, увы, не нашел чистых языческих традиций, на которые не положила бы отпечаток православная церковь. Зато нашел информацию о свадьбе наоборот! Последняя свадьба, которая устраивалась покойнику через год, после похорон. Такое я тоже припоминаю, бывал.

«Свадьбу наоборот» человеку проводят родственники после его смерти. Устраивают свадьбу, когда проходят годины — год после похорон, или несколько лет, в день поминок. Нельзя сказать вслух, что собираешься сделать свадьбу наоборот и не провести ее — мертвые напомнят тебе об обещании, например, явятся во сне.

Если покойник — мужчина, нужны голова и ноги коня. Если женщина — коровы. Старший рода кладет голову в котел и варит ее целиком. Мясо после варки не должно отделяться от черепа.

К тому, кто устраивает свадьбу, приходят гости — и родственники, и друзья. При входе стоят две чаши, туда бросают еду мертвым — печенье, конфеты. Одна чаша для того, у кого свадьба, другая — всем усопшим, их таким образом поминают. В доме накрыт стол, пришедшие угощаются. Потом выбирают одного мужчину (кто соглашается), которого переодевают невестой. Заранее для усопшего шьют свадебный наряд размером как на куклу — для женщины маленькое платье, мужчине рубаху и штаны.

На пол кладут перину, переодетый невестой мужчина садится на нее, рядом ставят голову и ноги животного и картонную воронку, в которую ссыпают еду для покойника, гости кидают сверху мелочь. Родственники рассаживаются по периметру перины и молятся. «Невеста» угощает всех кумышкой.

Готовят сани с бубенцами. В них сажают мужчину-невесту, кладут воронку с едой, голову, ноги. С веселыми обрядовыми песнями ряженого везут в священную рощу, расположенную рядом с кладбищем. Разжигают костер, на дерево вешают голову, ноги, воронку и свадебный наряд. Когда костер гаснет, песни петь перестают и расходятся по домам. Приходить на это место молиться и просить что-то у предков не принято, оно предназначено только для свадьбы наоборот.

Об этом обряде гостям стараются рассказать прежде, чем они отправятся самостоятельно разгуливать по Карамас-Пельге. Кладбище и священная роща-луд, заросшая крапивой по пояс, находятся на окраине деревни, там, где дорога уходит в лес. Можно пройти мимо, не приглядываясь, но белые черепа животных, висящие на деревьях, словно светятся через листву, приковывая к себе взгляд. По спине пробегает неприятный холодок.

– Да это совсем не страшный обряд! Мы же делаем так, чтобы покойнику на том свете было хорошо, чтобы у него была еда, добрый конь или корова-кормилица. Он ждет эту свадьбу. У нас как-то казус вышел — мужик, который должен был голову варить, с утра навеселе был. И собаки у него стащили одну из лошадиных ног. Так и повесили на дерево — голову и три ноги. А матери, которая эту свадьбу для погибшего сына устраивала, он потом во сне явился и все ругался, кто конь хромает. Пришлось обряд заново проводить, — судя по широкой улыбке Елены Петровны, казус и впрямь вышел забавным. — Да вы сами приезжайте как-нибудь к нам на свадьбу наоборот, увидите — проходит она весело!

Там еще больше интересной информации! Всем кумышки с перепечками!

Три удмуртские «свадьбы». Для каждого события нужен свой костюм

Об обрядах, принятых в удмуртских семьях, «АиФ-Казань» рассказала исполнительный директор Региональной общественной организации «Национально-культурная автономия удмуртов РТ» Марина Иванова.

Вспомнить всех

«Удмурты компактно проживают в шести районах – Агрызском, Кукморском, Мамадышском, Балтасинском, Бавлинском и Менделеевском. И у каждой группы есть свои праздники и мероприятия, которые принято хранить в семье и передавать, – поясняет Марина Анатольевна. – В современных семьях эти традиции берегутся главным образом благодаря старшему поколению. Наиболее сохранены эти ценности у агрызской группы, придерживающейся языческих устоев. Так, например, у них ежегодно проводятся родовые моления, сопровождающие важные события жизни. Но в основном удмурты исповедуют православие».

Дважды в год удмурты устраивают поминальные дни. До 14 октября проводится обряд под названием «кисьтон», в этот день хозяева режут курицу или петуха, пекут блины и за столом поминают всех усопших родственников. Аналогичный обряд проходит в четверг перед Пасхой.

Кукморские удмурты на Рож­дество проводят обряд под названием «уллань дязег»: для праздничного стола варится каша и отдельно – бульон из мяса птицы (утки или гуся). Как и у других народов Поволжья, почитается у удмуртов Петров день (12 июля). В некоторых семьях в этот день забивается барашек и варится суп из нового урожая картофеля.

Гостинцы младенцу

Одно из основных поня­тий, формирующих удмуртскую сис­­тему мировоззрения, – свадьба. Рождение – это свадьба с жизнью, непосредственно свадьба – это свадьба с человеком, а похороны – свадьба со смертью. И для каждой «свадьбы» у человека обязательно должен быть свой костюм.

У кукморских и мамадышских удмуртов до сих пор распространён обряд «умыкания» невесты. Прежде чем молодые сочетаются браком, парень крадёт невесту, заранее не договариваясь с ней, когда это произойдёт. Невесту приводят домой к будущему жениху в полночь, а её родственникам сообщают: «Ваша тёлочка у нас!». Если родители девушки дают добро на свадьбу (как правило, так и бывает, поскольку обычно всё делается по обоюдному желанию), то на следующий день зазываются сваты, гости, а будущие родственники отправляются в гости друг к другу.

Со свадьбой связан ещё один популярный обряд – «чумер сиён». В шарики из пресного теста добавляется необычная начинка (свёкла, уголь, апельсиновые корочки и другие кусочки еды), затем их отваривают как пельмени. Каждый гость должен купить себе «чумер» и съесть его. Это сродни пожеланию счастья молодым. Собранные деньги становятся первым семейным капиталом молодожёнов.

А ещё в нынешних удмуртских семьях принято играть обычную свадьбу, а на второй день – удмуртскую. Конечно, она далека от первоначального варианта, но ключевые моменты сохранились: гости собираются в доме невесты, поют обрядовые песни, танцуют и забирают приданое.

Рождение ребёнка тоже связано с обрядом. В семье Марины Ивановой, например, он называется «вой сиён». На 40-й день после рождения малыша в дом с подарками приходят гости и по желанию оставляют деньги в обмен, например, на то, чтобы увидеть малыша, подержаться за его ножку.

«Трудно одно­значно сказать, можно ли с помощью национальных традиций сохранить семью. Но если определенные устои в ней сохранились, то это в какой-то мере может способствовать её крепости. Людям, воспитанным и живущим в одной культурной традиции, легче делать это», – говорит Марина Иванова.

История Удмуртии

Дореволюционная история

История революций

Удмуртия до войны

Удмуртия во время ВОВ

Свадебные обряды в прошлом
История Удмуртии – Общественная жизнь
12.10.2011 15:08

Собственно свадьба состояла из двух частей, выполнявшихся с большими интервалами: пира в доме невесты (сюан) и в доме жениха (ярашон, бд-рысь, келись). Порядок их зависел от того, увозилась ли невеста в дом мужа непосредственно после сговора до свадебного пира или же сразу со свадебным пиром. В первом случае после увоза невесты (ныл нуон) проходил ярашон, затем она возвращалась домой (берен пукон) и готовила приданое, потом уже устраивали сюан — окончательный увоз невесты к мужу. Купание молодой и испытание ее хозяйственных способностей проводились в этом случае в обряде ныл нуон. Если же невеста после сговора оставалась в родительском доме, то сначала проводили сюан, потом — ярашон.

В назначенный день женихова родня (сюанчи) по приглашению отца собиралась в их доме. После небольшого угощения и напутствия провожающих они без жениха отправлялись за невестой. Свадебный поезд возглавлял назначенный отцом жениха, не едущим на свадьбу, старший поезжанин — бадзым ваись. В доме невесты их встречали у крыльца с угощением (обычно хлеб с маслом, мед, «хворост»). Родственники невесты собирались по прибытии поезда от жениха. Поезжанам представляли тысяцкого (тдро), которого сажали в красный угол на подушку.

После угощения исполнялся обряд гур сётон. С этого момента до отъезда поезжане должны были петь почти непрерывно. Удмуртские свадебные песни очень образны, самобытны. Мелодии свадебных песен, исполняемых в доме невесты и жениха, различны, и смешение их могло вызвать неодобрительный смех. Свадебные мелодии имеют и локальные различия.

Через некоторое время тысяцкий вел их угощать к себе, затем поочередно ко всем родственникам невесты — участникам свадьбы. Гуляние продолжалось всю ночь. Наутро приезжал жених с другом и гулял вместе со всеми. Лишь посетив дома всех родственников невесты, они собирались уезжать. В этот момент прятали невесту и жених должен был ее найти. После этого выполнялся драматический обряд прощания невесты с родительским домом, сопровождавшийся пением прощальной песни (ныл келян гур). Выносили ее приданое и сюанчи уезжали, увозя невесту.

Родители жениха встречали поезд у ворот. Под ноги невесте клали подушку или половик. Ее вели в избу и сажали на женской половине, укрыв шалью. Поезжане отчитывались о своей поездке перед родителями жениха и, уложив спать молодых, расходились. На другой день собирались на обряд купания молодой (ксн пылатон), перед которым ее переодевали в женский наряд.

Если сюан проходил, скажем, в рождество, то ярашон (бдрысь, келись) назначался на масляной неделе. Он начинался в доме жениха, потом шли к тдро, затем ко всем родным жениха. Поезжане от невесты вели себя шумно, вызывающе: грозились «проломить» пол, разбирали каменку в бане, дымоход на крыше дома, заводили в избу скотину, «грозясь» ее зарезать, пилили и кололи в доме дрова и т. д. Перед отъездом жалобным пением доводили невесту до слез. Молодая могла навестить своих родителей первый раз не раньше, чем через три дня и только с мужем.

После свадьбы совершались взаимные визиты родителей молодых. В некоторых районах в обычае был обряд кубо нуон, состоявший в том, что дядя невесты дарил ей прялку. В Игринском районе перед сенокосом мать дарила ей косу-литовку и грабли — обряд мажес нуон. В первый день сенокоса исполняли обряд сялтым — купание молодой в реке. Осенью она с мужем и его родителями ехала за обещанной в приданое скотиной. На этом свадебный цикл завершался.

Удмуртская свадьба: лже-невеста и коромысло

Удмурты Ангелина Даничкина (Бекчурина) и Леонид Ларионов рассказали о том, в какой печи нужно готовить традиционные блюда, и зачем невесте в день бракосочетания приносить воду из колодца.

В информационном агентстве «Росбалт состоялась очередная встреча цикла «Чаепитие по. ». На этот раз гостями стали удмурты: Ангелина Даничкина (Бекчурина) и Леонид Ларионов. Герои рассказали ученикам 496 и 28 школ Санкт-Петербурга о том, как переехали в Северную столицу, как осваивались в этом городе, и каково это – быть удмуртом в Удмуртии.

Ангелина, как и многие другие, приехала в Петербург учиться. Пока осваивала науки, познакомилась со своим будущим мужем, вышла замуж и так тут и осталась. «Мой муж не удмурт, поэтому ему все это очень интересно. Он всегда меня спрашивает, как по-удмуртски будет то или иное слово. А вот наши блюда ему почему-то не очень нравятся, так что я перестала их готовить», – рассказала Ангелина, отметив, что супруг очень любит ездить на ее историческую родину.

В детстве семья Ангелины воспитывала ее в удмуртских традициях: она ездила в детский лагерь, где изучали национальную культуру, а впоследствии работала в Доме ремесел. Там она познакомилась с мастерами резьбы по дереву, вышивки, вязания и других традиционных видов искусства.

«Еще лет 20 назад быть удмуртом считалось немодным, – пояснила женщина. – Родители старались отдавать своих детей в русские классы, а над удмуртами в школе даже смеялись». Все это привело к тому, что многие представители народа стали забывать свои корни, язык, традиции.

На сегодняшний день коренными удмуртами являются лишь 30% жителей Удмуртии. Сейчас, когда количество представителей народа неустанно сокращается, разработаны программы по восстановлению языка и традиций. По словам Ангелины, это дает свои плоды. Все больше людей стараются вернуться к своим истокам, национальное самосознание усиливается. «Теперь удмуртский можно изучать в школах факультативно, – считает Ангелина Даничкина. – При этом есть деревни, где по-прежнему плохо понимают по-русски и исповедуют язычество. Например в селе Бураново, откуда родом знаменитые Бурановские бабушки, население говорит по-удмуртски, и русская речь слышится очень редко».

Когда Ангелина переехала в Северную столицу, то обнаружила, что в городе нет никакой организации, которая объединяла бы удмуртов. Леонид и Ангелина так и не познакомились бы друг с другом, если бы не чаепитие в «Росбалте». Воодушевившись интересом к удмуртской культуре, Ангелина твердо решила зарегистрировать землячество. Она уже создала группу в «ВКонтакте», через которую пытается найти земляков. В группе 100 человек, а вот сколько всего удмуртов проживает в Санкт-Петербурге, сейчас не известно.

Удмурты, или вотяки, как их называли в средние века, относятся к малочисленным финно-угорским народам, проживающих в Республике Удмуртия и соседних регионах. Это один из древнейших коренных этносов Среднего Урала. «Характерные черты – это робость, безынициативность, скромность, трудолюбие, гостеприимство, доброжелательность», – считает Леонид Ларионов. С ним согласна и Ангелина: «Когда я только приехала, то пыталась объединить удмуртов, предлагала встречаться, общаться. Все соглашались, но мы так и не смогли собраться. Все-таки удмурты довольно инертны».

Путешественники XVIII-XIX веков отмечали, что удмуртам более свойственна веселость, чем печаль, при этом они сдержаны в проявлении чувств, терпеливы и настойчивы до упрямства.

Как и многие народы финно-угорской группы, удмурты известны своим декоративным народным творчеством. Женщины всегда занимались вышивкой, узорным ткачеством (ковры, дорожки, покрывала), узорным вязанием. В вышивке преобладали традиционные цвета – красный, коричневый, черный, белый, однако у южных удмуртов из-за влияния тюрков работы более пестрые. Со временем ручную вышивку заменила машинная, а узорное вязание живет до сих пор. Вяжут чулки, носки, варежки, головные уборы.

Мужчины издревле специализировались на резьбе по дереву, плетении, тиснении по бересте. Удмурты могли сделать из древесины всю необходимую домашнюю утварь: мебель, посуду, орудие труда, детские игрушки.

По данным последней переписи, в России проживает 552 тысячи удмуртов, большая часть из которых – в самой Удмуртии. В республике всего шесть городов, пять поселков городского типа и 2119 сел. Почти половина населения проживает в сельской местности, поэтому многие традиции и обряды, сформированные веками, сохранились до сих пор.

Например, традиционные удмуртские блюда готовятся в большой глиняной печи, и воссоздать их в современной духовке довольно сложно. В рамках чаепития удмурты угостили гостей национальными лепешками тетера.

Но наиболее полно древние обряды и ритуалы сохранились в удмуртской свадьбе. Это событие всегда отмечается с размахом. Раньше свадьбу играли три дня, но в современное время она сократилась до двух: один день проводится в доме невесты, другой — в доме жениха.

В первый день гости приезжали в дом невесты, чтобы посмотреть на нее. Сначала выводили подставную невесту (чаще всего это был мужчина в женской одежде), которую усердно ругали. Затемк гостям выходила настоящая. Угостив всех пришедших, девушка уходила к подругам, чтобы провести с ними последние свободные часы. Гости, тем временем, начинали пир, после чего отправлялись смотреть, как живут родственники невесты. Так все ходили из дома в дом. Под утро они расходились, чтобы рано утром продолжить гулянья. На следующий день приезжал жених, и девушка начинала прощаться со своим домом. Накрывали прощальный стол, она обходила все комнаты, двор, постройки. А когда родители ее благословляли, невеста плакала и причитала.

В доме жениха девушку начинали проверять, насколько она хорошая хозяйка. Гости должны были намусорить и посмотреть, как быстро невеста приберет комнаты. Еще один обряд — это принести воду из колодца на коромысле. Пока девушка несла воду, гости со стороны жениха должны были ей мешать, а жених с друзьями оберегали невесту.

На свадьбе Леонида, как рассказал мужчина, его жене тоже устроили такое испытание. Но он окружил свою жену самыми крепкими ребятами, чтобы никто не помешал ей донести воду до дома.

Основной религией у удмуртов считается православие. Как и многие северные народы, их крестили насильно, поэтому в большинстве деревень даже после крещения не было ни церквей, ни священников. Это привело к тому, что в Удмуртии причудливо переплелись несколько религий.

«Нас всех крестили, и мы все православные, но в нашей деревне, например, не было священника, поэтому крещение проводила бабка, которая зачитывала молитвы на удмуртском, – отметила Ангелина. – На первый взгляд, мы отмечаем все те же праздники – Пасху, Рождество. Но у нас все немного по-другому, по-своему».

Мария Хитаришвили

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

LiveInternetLiveInternet

Метки

Музыка

Рубрики

  • Город для людей (278)
  • Архитектура, скульптура, стрит-арт (74)
  • ТОП-5 (26)
  • Сделано в Ижевске (Удмуртии) (13)
  • Ижевский пруд и набережная (8)
  • Азбука Ижевска (7)
  • Знай наших! (148)
  • Поэт В.Я.Тяптин (Почетный гражданин Ижевска) (27)
  • Бурановские бабушки (17)
  • М.Т. Калашников (16)
  • Семен Бухарин – дворник-художник (14)
  • Певец, композитор и музыкант В.А.Шацкий (14)
  • Мальчиш-Кибальчиш (коллекционер А.Дворецкий) (12)
  • Поэт, композитор, музыкант, бард С.Т.Русских (12)
  • Надежда Уткина – Народная артистка УР (11)
  • Певец Марк Юсим (10)
  • Концертный оркестр “Арсенал-Бэнд” (6)
  • Сергей Бугруа -скульптор, рук-тель Ателье металлов (3)
  • Павел Бухарин – автор проекта «AeroIzhevsk» (2)
  • События (143)
  • Музыка Ижевска и Удмуртии (67)
  • Песни об Ижевске (12)
  • Праздники (59)
  • Ижевску – 250 лет! (14)
  • День Победы (4)
  • Стихи об Ижевске и Удмуртии (52)
  • Ижевский зоопарк (50)
  • Ижевский зоопарк-2010 (17)
  • Ижевский зоопарк-2008 (8)
  • Ижевский зоопарк-2014-2015 (7)
  • Ижевский зоопарк-2011 (6)
  • Ижевский зоопарк-2012-2013 (5)
  • Ижевский зоопарк-2009 (5)
  • Путешествия по Удмуртии (50)
  • По городам и странам. (17)
  • Природа Ижевска и Удмуртии (14)

Конвертер видеоссылок

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Статистика

Ижевск. Свадьба в музее.

Пятница, 28 Ноября 2008 г. 09:56 + в цитатник

Проезд по семи мостам, фото у лося, голуби у Вечного огня – ижевчанам наскучили эти местные свадебные традиции. Вслед за иностранцами, брачующимися с удмуртскими девушками, ижевские новобрачные пошли в музеи.

Национальный музей Удмуртской Республики разработал специальную программу для новобрачных «Свадьба в музее». Новая услуга пользуется спросом у горожан, очередь на свадьбу по–удмуртски уже растянулась на несколько месяцев вперед.

Иностранцы первые

По словам представителей Национального музея, ранее традиционными удмуртскими свадьбами интересовались в основном иностранные женихи, сейчас же этнические торжества все больше интересуют и жителей Удмуртии. Большой популярностью у брачующихся пользуется Архитектурно–этнографический музей–заповедник «Лудорвай». Проходят свадьбы по–удмуртски шумно и весело, чем и привлекают зарубежных гостей. Иностранцы восторгаются обрядами, песнями и плясками на свежем воздухе. И все отмечают, что проведение такого незабываемого торжества за городом стоит, по европейским меркам, небольших денег.

В августе в «Лудорвае» гуляли свадьбу швейцарец Кристиан и удмуртка Ольга. Родственники жениха, ни слова не понимающие по–русски, активно принимали участие в свадебных игрищах, наряжались в элементы национальных костюмов и долго благодарили хранителей заповедника за дань традициям. После того как сюжет об этой свадьбе показали по телевидению, некоторые жители республики захотели отпраздновать появление новой семьи с национальным колоритом, но многие склоняются к проведению свадьбы все–таки в городе.

Особенности национальной свадьбы

Здание музейно–выставочного комплекса «Арсенал» само по себе находится на традиционной остановке свадебных кортежей – недалеко от Вечного огня, так что более «раскрученное» место в городе найти сложно.

Презентация проекта, а точнее сказать, проба программы «Свадьба в музее» состоялась в конце лета. «После традиционного посещения Вечного огня молодожены Сергей и Анастасия направились в музей, где их ожидало знакомство с особенностями удмуртской национальной свадьбы», – рассказывает сотрудник музея Наталья Шумилова. По задумке авторов проекта молодая пара попадет в мир удмуртской деревни начала XX века (часть исторической этнографической экспозиции музея). Здесь новобрачные знакомятся с удмуртским свадебным обрядом, а удмуртская тангыра (музыкальный инструмент и сигнальное приспособление для передачи информации внутри селения и между близлежащими поселениями, на фото) известит мир о том, что сегодня празднуется свадьба.

«Удмуртские поговорки гласят: «Жизнь начинается с женитьбы» (Улон кышно басьтонысен кутске), «Хорошая жена – половина хозяйства» (Умой кышно – жыны юрт). Женитьба была главным и важным событием в жизни мужчины и женщины, а выполнение свадебных обрядов должно было обеспечить будущую благополучную и счастливую жизнь супругов», – продолжает рассказ эксперт. В представлении удмуртов жизнь – это три свадьбы: рождение – это свадьба с жизнью, свадьба – союз с другим человеком, похороны – свадьба со смертью. Создание семьи считалось долгом каждого, и к исполнению всех обрядов подходили очень серьезно.

Современным парам, решившим играть свадьбу по–удмуртски, не обойтись без помощи научных сотрудников музея. В игровой форме невесте и ее подругам предлагают приготовить приданое. При помощи работников музея невеста одевает женский головной убор южных удмуртов – айшон – подруге. А это не так просто – вся конструкция весит почти пять килограммов. В процесс с советами включаются родители жениха и невесты, гости, и вот уже все вовлечены в этот процесс.

Испытания поджидают и жениха с его друзьями

«После свадебных испытаний все танцуют удмуртский тыпыртон (общественный танец) – в давние времена одно из самых ожидаемых действий на свадьбе», – говорит г–жа Шумилова. На память жених и невеста получают оберег с пожеланиями счастливой семейной жизни.

Сотрудники музея надеются – посещение Национального музея в день свадьбы, фотографирование в интерьерах удмуртской деревни, салона начала XX века может стать хорошей традицией для молодоженов.

«Думаю, у проекта «Свадьба в музее» есть будущее. Мы все больше начинаем походить на европейцев. Если раньше выкуп, второй день свадьбы проводили в квартирах, то сейчас от этой традиции отходят. Предпочитают принимать гостей на нейтральной территории или вовсе отказываются от двухдневных обычных застолий. Объясняется это экономической выгодой. Так что, думаю, многие воспользуются музейной площадкой», – считает представитель ижевского свадебного салона Анна Кириллова.

Действительно, торжество может вылиться в копеечку, если полностью следовать удмуртской свадебной традиции, где одним из испытаний жениха является шумное и вызывающее поведение родственников невесты в доме у его родителей, которые могли бить посуду, топать ногами, разобрать печь в бане, заложить дымоход. Таким образом проверялась расторопность избранника девушки.

Перспективы

Как стало известно «bc», в ближайшее время в «Арсенале» пройдет реконструкция залов. Вполне возможно, что в одном из перепрофилированных помещений появится кафе, предлагающее блюда удмуртской кухни. Так что играть свадьбы по–удмуртски станет еще удобнее и приятнее.

Как замечают эксперты, после сдачи в эксплуатацию Дома дружбы в 2008 году, где запланирован самый большой в республике зал бракосочетаний и где появится возможность соблюдать обычаи бракосочетания народов, проживающих в Удмуртии, у Национального музея по части проведения свадебных торжеств появится серьезный конкурент.

Справка «bc»

Сыграть «Свадьбу в музее» стоит 1000 рублей. В стоимость включены билеты на 15 человек, памятные сувениры и работа с гостями.

Свадьба в этнографическом музее–заповеднике «Лудорвай» стоит 600 рублей с человека. Кроме театрализованного фольклорного шоу гостям предлагают блюда национальной кухни.

Удмуртская свадьба

Проезд по семи мостам, фото у лося, голуби у Вечного огня – ижевчанам наскучили эти местные свадебные традиции. Вслед за иностранцами, брачующимися с удмуртскими девушками, ижевские новобрачные пошли в музеи.

Национальный музей Удмуртской Республики разработал специальную программу для новобрачных «Свадьба в музее». Новая услуга пользуется спросом у горожан, очередь на свадьбу по–удмуртски уже растянулась на несколько месяцев вперед.

По словам представителей Национального музея, ранее традиционными удмуртскими свадьбами интересовались в основном иностранные женихи, сейчас же этнические торжества все больше интересуют и жителей Удмуртии. Большой популярностью у брачующихся пользуется Архитектурно–этнографический музей–заповедник «Лудорвай». Проходят свадьбы по–удмуртски шумно и весело, чем и привлекают зарубежных гостей. Иностранцы восторгаются обрядами, песнями и плясками на свежем воздухе. И все отмечают, что проведение такого незабываемого торжества за городом стоит, по европейским меркам, небольших денег.

В августе в «Лудорвае» гуляли свадьбу швейцарец Кристиан и удмуртка Ольга. Родственники жениха, ни слова не понимающие по–русски, активно принимали участие в свадебных игрищах, наряжались в элементы национальных костюмов и долго благодарили хранителей заповедника за дань традициям. После того как сюжет об этой свадьбе показали по телевидению, некоторые жители республики захотели отпраздновать появление новой семьи с национальным колоритом, но многие склоняются к проведению свадьбы все–таки в городе.

Особенности национальной свадьбы

Здание музейно–выставочного комплекса «Арсенал» само по себе находится на традиционной остановке свадебных кортежей – недалеко от Вечного огня, так что более «раскрученное» место в городе найти сложно.

Презентация проекта, а точнее сказать, проба программы «Свадьба в музее» состоялась в конце лета. «После традиционного посещения Вечного огня молодожены Сергей и Анастасия направились в музей, где их ожидало знакомство с особенностями удмуртской национальной свадьбы», – рассказывает сотрудник музея Наталья Шумилова. По задумке авторов проекта молодая пара попадет в мир удмуртской деревни начала XX века (часть исторической этнографической экспозиции музея). Здесь новобрачные знакомятся с удмуртским свадебным обрядом, а удмуртская тангыра (музыкальный инструмент и сигнальное приспособление для передачи информации внутри селения и между близлежащими поселениями, на фото) известит мир о том, что сегодня празднуется свадьба.

«Удмуртские поговорки гласят: «Жизнь начинается с женитьбы» (Улон кышно басьтонысен кутске), «Хорошая жена – половина хозяйства» (Умой кышно – жыны юрт). Женитьба была главным и важным событием в жизни мужчины и женщины, а выполнение свадебных обрядов должно было обеспечить будущую благополучную и счастливую жизнь супругов», – продолжает рассказ эксперт. В представлении удмуртов жизнь – это три свадьбы: рождение – это свадьба с жизнью, свадьба – союз с другим человеком, похороны – свадьба со смертью. Создание семьи считалось долгом каждого, и к исполнению всех обрядов подходили очень серьезно.

Современным парам, решившим играть свадьбу по–удмуртски, не обойтись без помощи научных сотрудников музея. В игровой форме невесте и ее подругам предлагают приготовить приданое. При помощи работников музея невеста одевает женский головной убор южных удмуртов – айшон – подруге. А это не так просто – вся конструкция весит почти пять килограммов. В процесс с советами включаются родители жениха и невесты, гости, и вот уже все вовлечены в этот процесс.

Испытания поджидают и жениха с его друзьями

«После свадебных испытаний все танцуют удмуртский тыпыртон (общественный танец) – в давние времена одно из самых ожидаемых действий на свадьбе», – говорит г–жа Шумилова. На память жених и невеста получают оберег с пожеланиями счастливой семейной жизни.

Сотрудники музея надеются – посещение Национального музея в день свадьбы, фотографирование в интерьерах удмуртской деревни, салона начала XX века может стать хорошей традицией для молодоженов.

«Думаю, у проекта «Свадьба в музее» есть будущее. Мы все больше начинаем походить на европейцев. Если раньше выкуп, второй день свадьбы проводили в квартирах, то сейчас от этой традиции отходят. Предпочитают принимать гостей на нейтральной территории или вовсе отказываются от двухдневных обычных застолий. Объясняется это экономической выгодой. Так что, думаю, многие воспользуются музейной площадкой», – считает представитель ижевского свадебного салона Анна Кириллова.

Действительно, торжество может вылиться в копеечку, если полностью следовать удмуртской свадебной традиции, где одним из испытаний жениха является шумное и вызывающее поведение родственников невесты в доме у его родителей, которые могли бить посуду, топать ногами, разобрать печь в бане, заложить дымоход. Таким образом проверялась расторопность избранника девушки.

Как стало известно «bc», в ближайшее время в «Арсенале» пройдет реконструкция залов. Вполне возможно, что в одном из перепрофилированных помещений появится кафе, предлагающее блюда удмуртской кухни. Так что играть свадьбы по–удмуртски станет еще удобнее и приятнее.

Как замечают эксперты, после сдачи в эксплуатацию Дома дружбы в 2008 году, где запланирован самый большой в республике зал бракосочетаний и где появится возможность соблюдать обычаи бракосочетания народов, проживающих в Удмуртии, у Национального музея по части проведения свадебных торжеств появится серьезный конкурент.

Сыграть «Свадьбу в музее» стоит 1000 рублей. В стоимость включены билеты на 15 человек, памятные сувениры и работа с гостями.

Свадьба в этнографическом музее–заповеднике «Лудорвай» стоит 600 рублей с человека. Кроме театрализованного фольклорного шоу гостям предлагают блюда национальной кухни.

Ссылка на основную публикацию